Статьи (old)

Престольный праздник в с.Чернополье или как греки, выручили русских.

2016 год объявлен годом Греции в России.


3 июня 2015 года. Мы едем, в запланированную экскурсию в рамках паломнического тура, на престольный праздник в честь святых равноапостольных Константина и Елены в крымское село Чернополье, бывшее название которого - Карачоль.

Отъезжаем от храма в п.Орджоникидзе. Буквально за несколько минут до отъезда, матушка Галина просит меня стать гидом на время этой поездки. - Матушка, я не готовилась. Как я могу? - Расскажите, что знаете. Вы же руководитель паломнической службы возите паломников и знаете святые места Крыма, совершали паломничество не раз. Будет не сложнее ваших поездок и дает мне небольшой лист бумаги. – Вот, возьмите. Я напечатала кое-что о Чернополье.

Вот так, совершенно неожиданно, я становлюсь экскурсоводом для 17 паломников. И я очень рада, что могу послужить им и быть полезной ближайшие полтора часа. И мне очень страшно, потому, что всегда, накануне поездок я готовлюсь, читаю, вспоминаю, планирую экскурсию. Всегда стараюсь провести ее на высочайшем уровне. Как все пройдет без подготовки?

Чернополье расположено прямо у трассы Симферополь – Феодосия. Десятки раз мой путь лежал через это село, а я и не подозревала о его истории, о людях, основавших его и ныне живущих, о святой криничке у самой дороги, о чудесном беленьком храме в цветах.


Мы проезжаем город Старый Крым. Я очень люблю его за ласковую тишину, уют и нетронутость. Трудно даже вообразить себе, что когда-то он был столицей крымского ханства, что через него проходил знаменитый шелковый путь, что на каждой улочке были кофейни и что путник, выйдя из ворот города на утренней зорьке, возвращался сюда же лишь на закате, обойдя город вокруг.

В Старом Крыму есть музей А.С. Грина и музей К.Г. Паустовского. В окрестностях города много родников и один из них, в честь св. вмч. Пантелиймона – святой, он особо почитаем не только христианами, но и мусульманами.



На городском кладбище могилы Грина, Каплера, Друниной.

В городе находится знаменитый легочный санаторий, в котором академик Н.М. Амосов долгие годы практиковал, проводил сложнейшие операции на легких, внедрял новые методы пневмокатаральной хирургии. И сам когда-то излечился здесь от туберкулеза, благодаря уходу, травяным ваннам и потрясающему воздуху.

Воздух в этих местах уникальный. Море находится всего в 30 км, вокруг лес, горы, а за ними, совсем рядом уже степной Крым. Внутренняя гряда крымских гор, через которую мы проезжаем, хоть и не так живописна, как Главная, расположенная у самого моря, но нравится мне гораздо больше хорошей плодородной землей в долинах, родниками, виноградниками, климатом и, я уже упоминала, воздушным коктейлем. Едем дальше, проезжая небольшие села, основанные переселенцами и отставными солдатами после присоединения Крыма к России в период царствования Екатерины II.



Грушевка, Тополевка, Изюмовка – ну разве не красивые, родные и уютные названия?

Скоро и цель нашего путешествия – село Чернополье, основанное фракийскими греками.

В 1828 – 1829 годах Россия поддержала стремление Греции стать независимой и вступила в войну с Османской империей. Отряд русских солдат заблудился в горах в сильную метель и был обречен на гибель, если бы не жители села Корфо-Колимбо, которые приютили , накормили и укрывали солдат, пережидая опасность. Наши ребята были спасены, соединились с армией и благодарный генерал-фельдмаршал Дибич-Забалканский пригласил спасителей-греков в Россию, прекрасно понимая, что кровожадные турки не пощадят христиан, которые помогли их врагам. Их не остановит то, что в 1830 году был подписан мирный договор между Россией и Турцией. Северо-восточная часть Фракии, где скрывались в горах русские солдаты, не была освобождена и осталась под властью Турции.


Опасаясь расправы турецких властей, 40 семей приняли предложение И.И. Дибича искать пристанища в России, написали прошение императору и, получив разрешение, отбыли в Крым на парусном судне. В 1830 году первая часть греков прибыла морем в Феодосию, где им было предложено занимать земли, оставленные татарами, уехавшими в Турцию после присоединения Крыма к России.

Конечно, после солнечной и пышной Фракии степные, соленые, феодосийские степи показались грекам негостеприимными, но они думали не о своем удобстве, а о процветании всего края, обезлюдевшего после выхода христиан в Приазовье и исхода татар в Турцию. Им было предложено занимать любые земли на побережье, но они выбрали район Старого Крыма, куда перенесли свой образ жизни, веру, умение возделывать землю. Но через 30 лет они, помолившись, греки снова снимаются с места, берут свои святыни, иконы и двигаются по тракту в сторону Симферополя.

По преданию, после усиленной соборной молитвы, святой Константин указал им место у святой криницы, с особенно вкусной и свежей водой. Источник называют Ай-Асма, Ай-Язма, Агиасма – святая вода. В настоящее время он освящен в честь святых равноаполстольных царя Константина и царицы Елены.

А тогда, среди серой, мергелистой, степной земли, в этом месте находился большой участок чернозема. Поэтому село первоначально называлось Карачоль. Кара – черная, чоль – земля. Хозяин этой чудо-земли, бывший военнослужащий по фамилии Греков, жил в Севастополе, держа ее, как запасной капитал. Вновь прибывшие поговорили с ним, расспросили о фамилии, поискали общие корни, скорее всего, что нашли. Место так понравилось грекам, что они непременно захотели купить часть земель вскладчину, что и было сделано после переговоров. Переселенцы привезли с милой Родины чудотворную икону покровителей Корфо-Колимбо, святых Константина и Елены.



И, хотя храм сразу не был построен, молитва никогда не прерывалась.

У греков есть простое и строгое правило – пока не построишь дом Божий, не строй дом себе. Это правило ни в Греции, ни на чужбине никто и никогда не нарушает. До 1913 года, пока не была построена каменная церковь, фракийцы жили в домах – землянках. 3 июня 1913 года на праздник своих любимых святых, храм был освящен в честь св. равноапостольных . Константина и Елены. Этот день всегда торжественно отмечался в селе до закрытия храма в 1930 году. После депортации греков в 1944 году на Урал традиция была прервана и вновь возродилась, когда оставшимся в живых, было разрешено вернуться в 1968 году. Сам храм был возвращен грекам в 1992 году.

Когда я думаю о том, как в июньскую ночь в село приехали крытые машины, как сгоняли в них, ничего не объясняя, мужчин, женщин, стариков и детей, как везли в теплушках впроголодь и высаживали этот южный народ в суровом Пермском краю, как наутро кричали недоенные коровы и голодный скот в опустевшем селе, как каждый из них задавал вопрос: «За что?» и не находил ответа, я не могу сдержать слез.

Они вернулись, выжили, восстановили свою общину, занялись сельским хозяйством. Трудолюбивые и веселые, крепкие в вере, открытые для прощения и добра. Они талантливые художники, музыканты, строители, агрономы. Этот народ умеет жить красиво, достойно, создавая достаток везде, куда пошлет Господь. На полуострове утверждают, что самое вкусное и ароматное вино в Крыму производят греки-фракийцы из Чернополья, потому что здесь сохранены редкие сорта крымского винограда и старые классические технологии крымского виноделия.

К этим людям мы ехали в гости, желая просто увидеть, как живут и молятся наши братья греки.

Вечером, накануне поездки я посмотрела в интернете сайт греческого общества села Карачоль и увидела там фотографию Ирины Константиновны Зековой – председателя греческого национального общества. Увидела и запомнила лицо этой пожилой гречанки. Прочла интервью с ней и прониклась глубоким уважением к этой мудрой и красивой женщине.



До начала службы у нашей группы было время, и я решила пройти по близлежащим улочкам и посмотреть окрестности. Меня удивило, что все местные жители, которые встречались мне на пути, приветливо улыбались, кланялись и поздравляли с праздником.

Мы, живущие в больших городах, отвыкли от таких приветствий, от искренних радостных глаз встречных людей, от ощущения братства, которое совершенно не демонстративно показывали нам в тот день сельчане.

В матушкином листочке было совсем мало информации, но там особое внимание уделялось тому, что на престольном празднике рады любым гостям, званым и незваным. На открытом огне в огромных котлах варится еда, которой стараются угостить всех. И чем больше людей будет накормлено, тем обильнее будет награда от Господа в виде урожая, достатка и счастья в семье.

В настоящее время в селе 40 греческих подворий, две тысячи жителей и каждый десятый из них – фракиец. Здесь так же живут русские, украинцы, татары. Община сумела сохранить свой язык, традиции, обряды, кухню, праздники, песни, танцы, костюмы. Здесь создан единственный в мире этнографический музей греков-фракийцев. Сохранился маленький домик первых переселенцев, которому более 200 лет. И все это живое, трепещущее, трогательное.

На службе было очень много людей. Подъезжали машины и автобусы, приехали телевизионщики. Заходили мужчины и женщины в национальных костюмах. Да и без костюмов можно было без труда выделить среди богомольцев греков. Все радостные, нарядные, черноглазые, с красивой посадкой головы, открытыми и щедрыми улыбками. И что я отметила особо – это богатые головные платки и шарфы на женщинах.

Когда подошло время петь «Отче наш», возникло некоторое движение впереди и вдруг, слажено и напевно зазвучал греческий язык. Встав полукругом вдоль всей солеи, греки запели молитву на родном языке. Над головами плыло: « Патер имон онтис уранис… »

Замерев и не дыша, мы внимали древнему языку, смотрели на озаренные солнечным светом сияющие лица, на горящие свечи и на иконы, украшенные цветами и полотенцами с подзорами, на алтарь и духовенство и в этот миг мне вспомнились слова послов, вернувшихся из Царьграда в Киев и рассказавших о Богослужении в Софийском соборе: «И не знали – на небе или на земле мы, ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой, и не знаем, как сказать об этом, знаем только, что пребывает там Бог с людьми. »

После Литургии, по установившейся традиции, духовенство, прихожане и гости идут крестным ходом на святой источник – тот самый, который привлек и оставил в этих местах первых поселенцев. Там совершается молебен и освящаются воды в источнике.



А в это время вокруг храма обводят огромного барана и ведут его на поляну возле родника, где уже накрывают столы, разжигают костры, готовят еду, где сооружена большая эстрада для концерта, идет подготовка к празднику, который продлится два дня.



К сожалению, нас не предупредили о том, что у каждой общины или прихода должны быть свои места. Нужно было заранее созвониться и заявить о своем участии в общей трапезе, привезти продукты, своих поваров, назначить ответственных за столы.

Мы стояли среди всей этой суматохи голодные и неприкаянные и не знали, к кому нам обратиться, да и стоит ли? Может быть уехать? Но ведь в матушкиной записке было написано, что карачольцы почитают за честь накормить алчущих. Для кого же готовят того самого жирненького барашка? Может быть, для таких, как мы? Взоры всех моих паломников были обращены на меня. Мне предстояло идти и просить еды. И, хотя я никогда не относила себя к робкому десятку, здесь спасовала. Ну как я подойду к поварам и скажу, дайте? И не одну порцию, а на 17 ртов? Но люди хотят кушать, надо идти. И я двинулась на негнущихся ногах в сторону благоухающих и булькающих котлов.

Вдруг я увидела Ирину Константиновну Зекову. Она отдавала распоряжения, хлопотала, переходя от одной группы гостей к другой.

« Господи! Благодарю тебя, что вразумил мня вчера найти сайт села и увидеть фотографию этой женщины! Помоги! » Я приблизилась к ней и сказала:

- Ирина Константиновна, с праздником! Мы приехали из Орджоникидзе к вам на службу. Нас 17 человек. Мы ничего не знали о трапезе и мы голодны.

Она внимательно посмотрела на меня, затем взяла за руку, подвела к двум кипящим котлам, откуда барашек передавал дивный привет под видом шурпы и плова и сказала поварам:

- Это наши гости. Их 17 человек. Накормить!

Потом повернулась ко мне:

- У вас есть посуда?

- Да нет, же! Мы в первый раз и ничего не знали! Взяв меня за руку во второй раз, она подвела меня к мужчине и сказала ему:

- Ты мне веришь? Дай под мою ответственность этой женщине кастрюлю для шурпы. Она накормит своих людей и вернет ее тебе. - Запомнили? Садитесь сюда - она указала рукой на один из столов и ушла.

Я повернулась лицом к своей группе. Они все поняли без слов и стояли радостно улыбаясь. Усадив их на отведенные места, я вернулась к шурпе, встала в очередь с кастрюлькой в руках и, глотая дым костра, ликовала и благодарила Бога за Его милость к нам и за заботу и внимание, оказанное нам Ириной Николаевной. Низкий ей поклон!

Когда мы кушали, к нашему столу подошел молодой паренек и поставил перед нами несколько бутылок крымского вина и минеральную воду, добавив при этом, что это подарок от главы Белогорского района. Недавно мы стояли никому не нужные и не знали, где голову преклонить, а теперь осыпаны милостями. Слава Богу за все!

Домой мы возвращались обласканные, очень довольные всем пережитым и наш водитель Александр решил нам сделать еще один подарок – завез в один из стариннейших крымских храмов в селе Грушевка в честь иконы Божьей Матери «Знамение».

Но это – уже совсем другая история.