Статьи (old)

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

" Топлы - между небом и землей".

Это была моя первая паломническая поездка в Топловский монастырь.

Группа собралась небольшая, но с паломниками разного возраста. Выезжали утром, из поселка Орджоникидзе. В планах у нас было посещение Топловского монастыря, а на обратном пути трапеза в кафе, с местной кухней и колоритом.


Ехали не скучно - наш экскурсовод Маргарита Анатольевна рассказывала о проплывающих за окном достопримечательностях. Дорога уходила от моря вглубь Крымского полуострова. Равнины и степи, подступившие вплотную к Феодосии, уступили место внутренней гряде крымских гор, которая, на мой взгляд, хоть и не такая живописная, как главная гряда, идущая вдоль побережья, но нравится мне гораздо больше изобилием родников, лесов, уютных сел и какой-то своей основательностью и надежностью.

Этакая Волшебная Страна, где, того и глади, выйдут на дорогу Жевуны или Мигуны, покачивая шляпами со звенящими колокольчиками. До того все вокруг умиротворенно, добротно и солнечно.



Из п.Орджоникидзе до села Тополевка добрались примерно за час.

Дорога плавно пошла на подъем по склону горы Каратау, оставляя внизу долину реки Мокрый Индол, устремляясь все выше.

Наш гид сказала, что в этом месте особенно ясно понимаешь, что Топловский монастырь является связующим звеном между небом и землею.

У монастыря огромная парковка, на которой уже стояло несколько автобусов. Паломники едут и идут сюда нескончаемым потоком.



На территории обители два святых источника. Один из них, по преданию, забил на месте усекновения главы преподобномученицы Параскевы, в честь которой и назван монастырь.





Возле него находится большая крытая купель для купания паломников.


Еще один источник обустроен возле храма. Эта вода проведена в монастырь по водопроводу из леса от самого дальнего святого источника в честь Трех Святителей. Добираться до него тяжело и долго. Не всем по силам путь в 6 км в один конец. Стараниями матушки и сестер водой из этого источника могут воспользоваться паломники, не выходя из обители.



Вошли мы на территорию и первым делом пошли к этим источникам. Решили сначала окунуться в купель. Пропускают туда группами, мужчин и женщин по очереди. Строго смотрят и проверяют, все ли заходят с крестиками и имеют ли сорочки. Это касается и мужчин. Поэтому, мужчины, направляясь в Топловский монастырь, возьмите с собой запасную футболку. Иначе придется покупать укороченную сорочку возле купели.


Пока женщины стояли в очереди, мы пошли осматривать территорию. Осмотрев всё и набрав воды в святом источнике, вернулись к купели. И вовремя - как раз вышли женщины. Мы отдали им воду и вошли в заветные двери. Круглый большой резервуар, с одной стороны которого находится склоненный Ангел с кувшином. Из-за синего внутреннего покрытия бассейна, вода кажется в нем особенно чистой и манящей. По сравнению с другими купелями в иных монастырях, в этой вода не холодная, а приятно-бодрящая, из которой совсем не хочется выходить. Места много, можно не только окунаться, но и проплыть несколько метров.



Свет льется через множественные окошки, расположенные по периметру, под куполом, и от этого света, синей воды, молитвы, которая слышится из-за дверей, на душе легко и радостно.


Когда все опять собрались вместе, экскурсовод повела нас на могилу последней настоятельницы монастыря (перед закрытием в 1929г.) матушки Параскевы. Ныне она причислена к лику святых и ее мощи находятся в храме. На погосте два места, связанные с матушкой. И оба места захоронений почитаются паломниками. В часовне, где лежит надгробная плита, можно зажечь свечку и пронести ее к новому месту погребения, попросить игуменью об исполнении сокровенного желания. Можно устно, а можно написать записку и оставить ее в специальном ящике.

Считается, что она особенно скоро отзывается на просьбы о чадородии, об избавлении от пагубных привычек, о мире в семье.

Свечу, купленную в часовне, после молитвы можно забрать с собой и дома использовать на молитве.

Было довольно ветрено, но свечки не тухли, только пламя прыгало из стороны в сторону.



Помолившись, мы пошли в монастырский храм, кто поставить свечку, кто заказать требы.

Приложились к иконам и помолились святым. В храме есть большой чудотворный крест с вмонтированным в него множеством мощевиков. Доступ к нему свободный. Находится крест слева от алтаря.

Стоит обратить внимание и на огромное паникадило со свечами, расположенное в центре храма, только поднимите голову. В монастыре сохраняется благочестивый обычай: на вечерней службе, когда храм освящается лишь свечами, паникадило опускается вниз и несколько сестер равномерно раскачивают его из стороны в сторону. Это создает иллюзию качающегося корабля. Храм - это корабль в бушующем мирском море. Кто в нем, тот спасается от суровых ветров и волн, тот защищен, тот под покровом Господа и Богородицы. Вот иконы святых, вот люди, стоящие в церкви, а все вместе мы среди волн в корабле-храме. Ощущения очень сильные, поверьте.



На выходе сделали групповое фото и отправились к нашему транспорту.

Спустились с горы и поехали в с. Тополевка. Там у дороги есть прекрасное кафе, возле ресторана «Старая крепость», с татарской кухней. Народу в нем всегда много, кормят вкусно.



Отобедав, мы пили душистый травяной чай, а на улице становилось всё темнее. Небо быстро затягивалось тучами, грянул гром, рассыпались молнии, и с огромной силой обрушилась стена воды. Такому дождю позавидуют тропические острова...

Совсем, как у Тютчева:

             "Ты скажешь: ветреная Геба, кормя Зевесова орла,

              Громокипящий кубок с неба, смеясь, на землю пролила!"

Сидели долго под навесом, смеялись вместе с Гебой, ждали, когда закончится гроза. А дождь, все не прекращался, на улице образовались бурлящие реки по колено. Что делать?

Делать нечего, подогнали нам транспорт ко входу. Всё равно намокли ноги и голова. И самое интересное в том, что как только расселись по местам, дождь резко прекратился, и выглянуло солнце. Дорога сохла на глазах. Проехав Старый Крым, обнаружили, что там даже не капнуло.

Вот такой летний дождь в Крыму. В поселок мы приехали довольные и умиротворенные. Столько впечатлений за один день!

А вечером нас ждало теплое, желанное, ни с чем другим несравнимое море в Орджоникидзе!


Милая моя Грушевка

У Грушевки сливаются две дороги, ведущие из Судака и Феодосии в Симферополь. Сливаются и мирно устремляются от побережья Крыма в центр полуострова, в его столицу, оставляя за правой обочиной большое озеро, отроги гор внутренней гряды, у подножия которых уютно расположились домики крымского села, с таким же уютным названием - Грушевка.

Мелькает в окна указатель: "Храм Знамения I - IV вв". Я, наверное, тысячу раз видела его, проезжая мимо. Мимо древней и удивительной святыни, у которой позже оставила кусочек своего сердца, получив еще один и благодатнейших и незаслуженных даров Божиих.




Строго говоря, нынешнее здание церкви постороенно в XIV веке. Но сооружено оно на месте древнего храма и сохранило в себе, как раковина жемчужину, алтарную часть еще более древней часовни, построенной на закладных камнях.

По преданию, на этом месте была пещера, в которой молился святой Апостол Андрей Первозванный. Известно, что он прошел с проповедью Евангелия от Керчи до Херсонеса. Его учениками пещера была укрыта часовней в честь Равноапостольной Марии Магдалины, которая была разрушена гуннами в IVв.

Храм восстановили иконопочитатели, прибывшие на окраины Византийской империи в VIII в. Строители предусмотрительно вырыли многокилометровый подземный ход на случай новых гонений и любой опасности.

В 1330 году здесь поселились армяне - выходцы из города Ани, которые спасались от турок. Армянская община окрепла, нашлись ктиторы, которые пожертвовали на восстановление и украшение храма немалые деньги. В 1410 году храм был освящен в часть Равноапостольной Нины – просветительницы Иверии и Преподобного Григория – просветителя Армении. Поселение было названо Салы, а речушка, протекающая через село - Салынкой.

В 1475 году Крым захватили турки, и храм в очередной раз был разрушен.

Любая христианская конфессия вызывала лютую ненависть у мусульман. Их облагали чудовищными налогами, запрещали молиться и венчать храмы крестами, издевались, гнали, унижали.

Не миновала эта участь и армянское население.

Епископ Игнатий, Крымский Моисей, как его называли еще при жизни, обратился к Екатерине II с просьбой принять крымских христиан в русское подданство и даровать землю для поселения. Императрица дала свое согласие, поручив графу А.В. Суворову охранять более тридцати тысяч христиан в их исходе на протяжении всего пути из Крыма в Приазовье и на Дон. Там были основаны города Мариуполь и Ростов-на-Дону, а также 21 село, многие из которых были названы именами Ялта, Урзуф (Гурзуф), Старый Крым, Ласпи, Мангуш в память об оставленной родине.

Это произошло в 1778 году. А через пять лет, в 1783 г. Крым был присоединен к России. И теперь его покинуло почти все мусульманское население, устремившись к своему бывшему вассалу - Турции.

Крым опустел и почти обезлюдел.

Государыня принимает решение заселить его отставными солдатами, освобожденными крепостными, вдовами, казаками, гражданами других государств, согласившимися сменить подданство - всеми теми, кто захотел бы начать жить на вновь обретенной российской территории.

В Салах был расквартирован Таврический конный полк. Командир полка передал в храм старинную икону Божьей Матери "Знамение" кремлевского письма. Исторические документы подтверждают что в 1792 г из армянского храма была перестроена православная церковь и освящена в честь иконы Пресвятой Богородицы "Знамение".

43 отставных солдата решили остаться в Крыму и согласились взять себе в жены женщин, специально приехавших в Салы для замужества. Женихаться времени не было. На площади перед храмом выстроились солдаты. Напротив них встали невесты. Развернувшись спиной, по команде, служивые через головы бросали свои шапки. Женщинам оставалось лишь успеть схватить любую из них. Таким образом образовывались пары, которые тут же венчали. И что примечательно, ни одна из этих семей, созданных по жребию и осевших в Салах, не распалась. Потомки этих людей до сих пор живут в Грушевке, бережно храня фотографии и семейные предания.

В 1864 году храм расширили, пристроили два придела, возвели колокольню в 42 метра, на которую был поднят колокол в 165 пудов! Его звон разносился на многие десятки километров.

В годы советской власти церковь закрыли, колокольню разрушили, икона "Знамения" пропала. И только в 1995 г икону передал в возрожденный храм один из жителей, семья которого была хранительницей иконы в годы лихолетья.

Сейчас она занимает почетное место в церкви, справа от алтаря. Перед ней всегда горит неугасимая лампада и стоят живые цветы.




Первым мне показал дорогу в этот храм наш крымский водитель Александр, который всегда работает с паломниками, прибывшими в Орджоникидзе. Когда остановил автобус недалеко от церкви, сразу предупредил:

- Если там будет матушка, просите провести экскурсию по храму - это что-то незабываемое!

В церковной лавке сидела женщина средних лет, одетая скромно и просто. Это и была монахиня Пелагия. Она легко поднялась и рассказала нам историю этого древнейшего храма.

После первой встречи мы всегда старались заехать в Грушевку и не было случая, чтобы мать Пелагия не провела экскурсии. Особенно радовалась она, когда в группе были дети. Тогда все ее слова, взгляды, жесты, были адресованы только им.

Я никогда не задавала ей личных вопросов. Но раз от раза она открывалась все ярче, полнее и лучше. Перед моими глазами предстала удивительно скромная, цельная натура, обладающая несомненным педагогическим даром, даром слова, даром служить людям с любовью.

Меня остро поразило чувство, что мы все такие суетливые, изрядно ожесточенные, чересчур умные и хитрые, стояли перед ней, замерев, как дошколята и, затаив дыхание слушали. И, то ли кожей, то ли сердцем понимали, что Господь свел нас с чем-то подлинным, настоящим и дает нам сейчас урок доброты, света и любви.




- Мы так далеки от Бога и от друг-друга, - говорила мать Пелагия. А ведь Он наше Солнышко! Как нам быть вместе? Представьте себе, что вы по лучикам идете к Нему все ближе, ближе, ближе... И вот уж и Он рядом, и каждый из нас чувствует рядом другого. Мы все вместе и посреди нас Бог. Вот поэтому наша воскресная школа и называется "Солнышата"!

Или вот еще:

- Господь нас ждет в храме всегда. Но на Троицу там нужно быть непременно! Почему непременно? Потому что Церковь именинница, и Бог именинник, и святые тоже. А на именины что делают? Дарят подарки. Вот придете вы в церковь, деток своих приведете, внуков. И Господь каждого из вас одарит в свой праздник чем-то особенным, нужным именно вам. Слышите? Каждого! Детям даст какой-нибудь талант, чтобы развивал его потом ребенок всю жизнь и был полезен всем. Вам даст силы, мудрость, умение прощать, любить. Кто откажется от такого подарка? Есть, конечно, люди, которые и сами в храм не ходят и ребятишек не водят. А потом спрашивают: "Ну почему Боженька допустил, чтобы мои дети такими выросли?" Так ведь они, милые, мимо даров Господних ходили, вот и результат.

Или вдруг, лукаво глядя на нас, спрашивала:

- А вы знаете, что в нашем грушевском водопроводе всегда течет освященная вода? Как так? - спросите вы. А вот так! На горе Агармыш, начиная с VIII века было построено много монастырей и скитов. Воду там собирали в специальные каменные чаны, которые всегда освящали. Монастыри давно разрушены. Но ведь Ангелы никогда не уходят с мест, где были алтари, даже если от них камня на камне не осталось! Святая капля море освящает. Некоторые каменные резервуары остались там до сих пор. Та святая вода ушла в землю, прошла по глиняным водопроводам, смешалась с новой водой. Небесная влага, наполняя чаны, опять освящалась. И так из года в год. Грушевку питают водой подземные реки и родники, берущие свое начало возле горы Агармыш, которая была когда-то, как гора Афон, так много жило там монахов!

- По преданию, а так же глядя на процветшие кресты на древних камнях, можно сказать, что под алтарем, где находится пещера, шли два подземных хода. Один из них в мужской монастырь, другой в женский. Это можно прочесть, глядя на символику крестов.

У наших паломников загораются глаза. Как, прямо под нами есть пещера, из которой идут подземные ходы? По ним можно ходить? Сколько километров? А туда экскурсии водят? Матушку забрасывают вопросами. Она, чуть улыбаясь, отвечает, что переходы засыпаны и закрыты в целях безопасности. В годы гонений на христиан они были востребованы. Сейчас такой необходимости нет.

- Икона наша чудотворная, - продолжает монахиня. Случаев чудес много было. Несколько лет назад град побил урожаи в окрестностях. У нас есть поле, где мы выращиваем овощи для своих нужд и для стариков, которые живут в Доме Милосердия при храме. Прибежав на поле мы увидели, что ни один стебелек на нем не пострадал. Укрыла Матушка заступница своим омофором нашу земельку. Бывал здесь и святитель Иннокентий, причисленный ныне к лику святых. Сам венчал солдат на площади. Крики, вздохи, шапки летают! Слыхали об этом?

Расстаемся мы с матерью Пелагией всегда тепло, с большой благодарностью. Оставляем для стариков хлеб, купленный в Топловском монастыре и медленно, осмысливая услышанное, бредем к автобусу.

Как близко к миру находится этот храм! И в то же время, как далеко! Мы ведь только что на небе побывали. Тяжело, трудно возвращаться обратно. Так бывает, многие это испытывали на себе. Вроде бы и маленькая церковь, и обстановка скромная, из украшений лишь цветы, запахи трав и ладана да чистота, а выйдешь, смотришь вокруг затравленно и хочется повернуть обратно.

Возвращаясь, мы едем мимо маленьких домиков, утопающих в садах, мимо тихого озера, оставляя позади древний сельский храм, Дом Милосердия, колодец в честь св. Иоанна Богослова, мать Пелагию, Грушевку. Я внимательно оглядываю своих притихших паломников, вижу на их лицах растерянность и умиротворенность, доброту и нежность, радость и печаль одновременно и всегда спрашиваю, хотелось бы им так спасаться? И всегда слышу на выдохе "Да!"

Очень хорошо. Так хорошо, что и словами не передать! Благодарим Господа, читаем акафист "Слава Богу за все", которым всегда завершаем паломнический день.

За несколько дней до отъезда спрашиваю у своих друзей, что им запомнилось больше всего? И отчего-то думаю, что услышу слово "Севастополь", которое лично меня всегда повергает в трепет. В этом туре мы съездили в Инкерман, поднимались на плато над Свято-Климентиевским монастырем, гуляли по Приморскому бульвару, переправлялись на пароме на Северную сторону и были на Братском кладбище в храме свт.Николая, в Херсонесе дошли до камня, на котором осталась стопа апостола Андрея Первозванного - там было на что посмотреть и чему удивиться...

Но в ответ я услышала:

- Больше всего нам запомнилась Грушевка. Очень хотелось бы съездить туда еще!

Тихая бухта.

В тихой бухте не бьётся о берег волна. 
В тихой бухте извечно стоит тишина. 
Ей неведомы грозы и бури. 
Лишь порой небольшой ветерок забредёт – 
Дунет в парус, и лодка тихонько плывёт. 
В ней моряк, одинокий и хмурый. 
                                                    Г. Дорогов.


Отпуск подходил к концу. Планировалась ещё одна поездка в экзотическое место Крыма, но всё как-то не получалось, то день не могли выбрать, то погода не располагала, то Бахус брал верх.

А день отъезда всё ближе!

Проснувшись в один из дней, твердо решили - сегодня едем! Но не в Крымскую Швейцарию, а куда-нибудь рядышком. В Тихую бухту, например. Завтрак, сборы, дочку в охапку, прыг в Ниву и в поселок за братом.

Брат, как всегда, не был готов и пока его ждали, решили сходить в ближайший магазин. Купили воды, плюшек, сок ребенку, заодно попробовали расплатиться картой VISA и всё получилось, VISA работает в Крыму. Тут как раз подошел заспанный брат и мы выдвинулись в сторону Коктебеля.

Нужно отметить, что попасть в Тихую Бухту можно тремя способами. Первый: не доезжая Коктебеля сворачиваем налево к винзаводу "Коктебель" и дальше всё время прямо.

Второй: морем на лодке, не наш вариант.

Третий: со Старой дороги на Феодосию между дачным массивом Волна и "Любовным" поворотом, через горы.

Выбрали третий вариант, мы же на Ниве, да и объезжать не хотелось. Этой дорогой, обычно, ходят пешие туристы. Мы тоже когда-то там ходили пешком, но это было около двадцати лет назад.

Брат же предпочитает ходить в Тихую по берегу, через мысы и это четвёртый способ попасть туда из Орджоникидзе.

Решили мы так: если не проедем через горы, вернемся на трассу и поедем через Коктебель.


Нива в Крымских горах. Биюк-Янышар


Забрались мы на гору легко. Спасибо Ниве, её хозяину и, по совместительству, нашему водителю - племяшу Марчелло.


Вид на Тихую бухту


Глядь, а дорога-то есть, крутовата конечно, но есть. С возгласом :

- Пристегните ремни, парни, идём на посадку! - племяш перевалил машину через хребет и мы покатили вниз. Ещё немного разговоров о седанах, на которых сюда нечего соваться, спусков и подъемов с камнями и пересохшими руслами весенних ручьёв, и перед нами открывается вид на стихийный автокемпинг с палаточным городком.


Но нам не сюда, поворачиваем направо и едем к зарослям серебристого лоха.



В тени этой рощи расположился настоящий палаточный лагерь, народ приезжает сюда целыми семьями. Машины, дома на колесах, мотоциклы, кажется мы видим номера всех регионов страны.



Похоже, не все любят тень и много палаток вокруг этого места, а так же на пляже. До воды всего метров 70 не больше. Мы достали свой скромный скарб, подключили насос и надули матрас. Радости дочки не было предела.

Тихая бухта уникальна. Здесь есть и виноградники, и холмы, и горы, и равнина с сухостоем. Не зря её с советских времен облюбовали кинорежиссеры. Натурные съемки здесь великолепны.

Алые Паруса (Ассоль), 9 рота, обитаемый остров, Человек с бульвара Капуцинов, Пираты 20-го века, Голова профессора Доуэля, сериал "Брежнев", Сошедшие с небес, Разбудите Мухина, В небе ночные ведьмы, Диверсант (коней войны)- это те фильмы, информацию о которых мне удалось накопать. Возможно их больше.

Найдя местечко на берегу, мы основательно расположились. Пляж здесь песчаный, дно тоже, глубина небольшая. Бухта со всех сторон укромно укрыта горами, а "лицом" смотрит на юг, в море. Думаю, благодаря закрытости и редкому волнению она и названа Тихой.

Пробыли мы там часа 3-4, накупались, назагорались, намазались синей глиной и с превеликим удовольствием умяли запасенные плюшки и лимонад. С магазинами там настолько плохо, что мы не нашли ни одного, место ведь дикое.


Тихая бухта и мыс Хамелеон


Как бы не хотелось нам тут остаться, а пора собираться домой. Окидывая прощальным взглядом, родные с детства контуры берега, ласковое, сверкющее, улыбающееся море, голубые склоны Кара-Дага, мы твердо постановили, что когда-нибудь, обязательно приедем сюда, на три дня, с палаткой.

Обратно решили ехать в объезд, через винзавод, чтобы не повторяться и увидеть что-то новое. Покидали мы это чудное место с грустью в сердце, по пыльной дороге, но с ясной надеждой вернуться. Проехали наблюдательный пункт пограничников. Вспомнилось, как в детстве мне нравилось смотреть по ночам на луч их прожектора, щупающий море, окрестные горы и даже звездное небо.

Потом нам захотелось подняться на могилу Волошина, но так как пешком получилось бы долго, попытались одолеть дорогу на нашем вездеходе. Смогли подняться только до половины склона, но попытка засчитана. Полная машина народа, дорожная резина и не спущенное давление в ней - учитывйте это, господа.

На обратном пути нас встретил шлагбаум с будкой, но денег у въезжающих не просили. Дальше мимо таунхаусов, всё прямо и прямо. Вот и дорога на Феодосию. Едем по ней до указателя на Орджоникидзе, главное скинуть скорость и не проскочить.

Через 10 минут мы были уже дома, нагулявши аппетит снова.

Пусть наша поездка не была супер-экстремальной и дальней. Или была?

Но так приятно снова побывать в тех местах и в том времени, когда деревья были ещё маленькими, а мы беззаботными пацанами и щедрой рукой подарить этот чарующий мир подрастающей дочке - бери, люби, пользуйся, нам не жалко!

Пикник у Белого камня.

Пикник у «Белого камня»


"Как белый камень в глубине колодца,

лежит во мне одно воспоминанье..."

А. Ахматова.


Мы просто жили. Жили летом в своем родном поселке Орджоникидзе в Крыму, приехав из разных больших гремящих городов на отдых. Встречались с друзьями, ходили на море, чувствовали каждое мгновение, наслаждались бездельем и вполне резонно думали, что это и есть счастье. В такие минуты, даже самые незначительные события воспринимаются остро, помнятся долго и, возвращаясь в зиму, в свою обычную жизнь, невольно возвращаешься памятью в лето, когда тебе было хорошо.


Одним прекрасным, июньским деньком нас с женой друзья пригласили на пикник. Хотелось уйти подальше от забитых пляжей, от галдежа и множества глаз. Поэтому было решено провести день у Белого камня. Более дикого и уединенного места в окрестностях Орджо, пожалуй, больше и не сыскать. Это территория бывшего военного завода, куда в советские времена вход был категорически запрещен, Места эти охранялись, попасть туда было практически невозможно и, лишь с экскурсионных судов, курсирующих из Феодосии в Коктебель, Судак и Ялту можно было наблюдать дикие пляжи, каменный хаос, остров Иван-Бабу на самой оконечности мыса Киик-Атлама и тот самый Белый камень. По причине уединенности и непуганости, его облюбовали местные чайки и бакланы и так засидели, что темная вулканическая порода была погребена под белым птичьим пометом навсегда. Ни мощные зимние шторма, ни ветер не смогли изменить и вычистить Белый камень. В этой извечной войне победили птицы.

Вот именно туда, к этой дикой орджоникидзевской достопримечательности мы и направились.




Идти, по местным меркам, не так уж и далеко. Как мне помнилось, на тот момент. А, надо отметить, что я там был последний раз лет 15 назад. Ещё в юности мы ходили туда за крабами, налимами и бычками. Место совершенно безлюдное, вокруг одни скалы и огромные камни. Из растительности местами только редкая трава. Дрова нужно брать с собой. Как оказалось позже, идти прилично, особенно неподготовленному человеку.


Мы с женой и дочкой жили летом на даче за поселком. Задержавшись со сборами, к условленному времени мы не успели. Поэтому не торопясь, зашли в магазин и купили всё для внесения нашей лепты. Пока еще полные сил добрались по дороге, идущей на завод, до Царского пляжа, по капитальной лестнице спустились с горы на пляж. Да, если бы, как раньше, проделать этой спуск по узкой глиняной, порой осыпающейся тропе, мои девченки сдулись бы в самом начале пути.

По береговой линии мы пошли в сторону завода. Это запретная зона и раньше, как впрочем и сейчас, там гоняет охрана. Но наш поход проходил в эпоху запустения (2013г.) и мы, не опасаясь, двинули вперёд.


Первый пляж (Пилорама) мы прошли на "ура". Крупная галька приветливо шелестела под ногами и только подзадоривала нас. Дальше начались валуны среднего размера, по которым приходилось прыгать, как горным козлам. К пакетам с провизией, оттягивающим руки, добавилась доча, повисшая на мне. Весело, (благо умеючи), я перепрыгивал с камня на камень. За нами плелась жена, ругая меня, пляж, друзей, свою доверчивость и дурость, пикник и камни на чем свет стоит! А ведь это только половина пути...

Я еще полчаса назад обещал, что скоро дойдем и чувствовал, как тучи сгущаются на моей головой. Но не идти же обратно, ведь осталось, действительно, чуть-чуть!


Двигаться становилось все сложнее. Начались огромные валуны и это был сигнал о том, что мы почти у цели. Да, за 15 лет ландшафт сильно изменился, появилось много новых камней, горы потихоньку осыпаются в море. Ещё десять минут мучений и мы на месте...

О том, как мы пойдем обратно, уставшие от солнца и долгого дня, не хотелось даже думать. На самом деле я забыл как далёк и тяжел этот путь. Подбодрил себя мыслью, что если дошли сюда, значит и обратно дойдем. Особенно, если жена наберет в рот морских камешков и пронесет их так до самой дачи...


Наша компания уже расположилась в тени между камней и даже успела вдоволь искупаться.

Море здесь чистейшее, но дно... Кругом камни, большие камни, поросшие водорослями, с узкими проходами между ними. Жена купается.только если чувствует опору под ногами, а доча вообще категорически против растительности в воде. Вот что значит родиться не на море!




Первый заплыв я сделал один, потом уговорил искупаться жену, а дочу уговорил поплавать дядя Денчик, и то на матрасе.

Позже на этом же матрасе мы поплыли за мидиями. Надергав мидий на Бутиной делянке, (без фанатизма, брали только на плов), поплыли обратно. Денис по дороге нырял в маске и поймал ещё двух крабов. Они были совсем не крупные и мы, полюбовавшись ими, отпустили их нагуливать вес.

Денчик пошел разводить костёр, а друзья, нашли тень у воды и играли в нарды. А по берегу бегала моя жена и призывно махала руками. Мы с дочкой, не торопясь, гребли к берегу и думали, что опять из-за какой нибудь ерунды она нас выдергивает из воды.

Как оказалось всё было гораздо забавнее. Когда все разбрелись, она осталась одна возле вещей и, главное, возле продуктов. Вот тут и появилась лиса с двумя лисятами и стала выклянчивать еду. Видимо немногочисленные туристы их подкармливали. Моя, с испугу, на нервной почве, начала махать руками, усиливая гастрономические волны, накатывающие на лисьи носы. Семейство лис восприняло это как приглашение и начало уверенно наступать. Отбилась жена двуми шпикачками. Животные, схватив их, скрылись в камнях. Не потеряв самообладание, жена молнееносно собрала остальные продукты в кучу, забрала с собой и побежала звать нас. Пообещав сделать её интендантом на случай войны, а сейчас больше не бросать, мы пошли варить плов.



Если кто когда-нибудь ел плов из мидий, тот меня поймет!.. А еда на костре вдвойне вкуснее. Основательно подкрепившись мы стали искать тень. Полуденный зной, вокруг раскаленные камни, море защищает только пока ты купаешься. Так, бегая от тени к воде, мы спасались от беспощадного солнца ещё часа два.



Время близилось к пяти и жара начала потихоньку спадать. Пора бы выдвигаться домой. Но как же не хочется опять прыгать по камням, да и солнце ещё довольно сильно печет! Тут Денис предлагает позвонить его другу Дрону, у которого есть лодка. Нужно будет только подкинуть ему деньжат на пиво и бензин. Мы все с радостью соглашаемся. Через полчаса появилась лодка. Первая партия в составе меня, Денчика, дочи и жены, отчалила от берега. Двадцать минут восторга, виды окрестностей со стороны моря, медузы, дельфины гоняющие ставриду. Всё, мы снова в поселке! Расплатившись с нашим спасителем, идем в сторону остановки. Договариваемся с Денисом на вечерний променад по набережной, прощаемся, прыгаем в маршрутку и мчимся на дачу.

На даче получаем нагоняй от мамы, за то, что целый день протаскали голодного ребенка по пляжам. Объясняем, что были на пикнике и совсем не голодали. Моем руки и садимся ужинать. За ужином взахлеб, наперебой рассказываем где были, что видели, особенно живописует моя жена. У неё после лисичек впечатлений на годы!

На набережную мы, конечно, вечером не пошли. Просто не смогли. Так нагулялись, что в девять часов, полные воспоминаний, солнца, искрящего моря, мидий и рыжих лис, уже спали без задних ног.

Вот такой один день радостей и трудностей подарили мы себе и, главное, нашей дочке. Хочется верить, что она будет помнить о нем с такой же улыбкой, с какой вспоминаем о нем мы.

Белая скала и Черемисовские водопады

Выезжаем утром. Заправляемся до полного и мчим дальше, на Белогорск. Заезжаем в сам город и у дядьки, торгующего арбузами, спрашиваем дорогу к скале. Оказывается ничего сложного и ехать нужно в одноименный населенный пункт.
Белая скала или Ак-Кая: скала в Крыму, расположена близ села Белая Скала (до 1948 г. Ак-Кая), Белогорского района.
Вертикальная скалистая стена белого цвета возвышается над долиной реки Биюк-Карасу. Высота над уровнем моря 325 м, перепад высот между долиной и вершиной скалы — 100 м.
Название Белая скала переводится на крымскотатарский как Ак-Кая (aq — белый, qaya — скала).
Белая скала создана в результате эрозии и выветривания меловых и палеогеновых известняков и песчаников — наглядный пример куэстового рельефа. В верхней части скалы выветривание создало столбы, гроты, овальные ниши. В нижней части скалы скапливаются продукты выветривания — осыпи, навалы глыб, эрозионные ложбины. Местами эрозию сдерживают заросли шиповника и грабинника.
C 1981 года является памятником природы республиканского значения.


Белая скала. Крым


Ак-Кая была местом казни в средние века. Бывал на вершине Белой скалы и Богдан Хмельницкий, на его глазах со скалы сбрасывали пленников, чтобы гетман не мешкал с выкупом. В 1777 году здесь находился штаб Суворова, а в 1783 году на плато Белой скалы собранные князем Потёмкиным представители крымской знати принесли присягу на верность России.

Здесь снималось множество фильмов: В силу своей необычной «внешности» скала неоднократно попадала на экраны телевизоров, здесь велись съёмки фильмов:
«Человек с бульвара Капуцинов», «Мустанг-иноходец», «Вождь краснокожих», «Мираж», «Чиполлино», «Вооружён и очень опасен», «Короли и капуста», «Лобо», «Менялы», «Чудная долина», «Всадник без головы», «Самолёт летит в Россию», «Подземелье ведьм», «Побег на край света», «Код апокалипсиса», «День гнева», «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты».


Хищная птица Крыма


Подъехали мы к подножью скалы, остановились и задумались… А как нам туда подняться? С северного склона наверх ведет козья тропа, похоже по ней водят конные экскурсии. Нормальные герои всегда идут в обход… Помню читал в инете о том, что с северной стороны есть пологий заезд. Вот туда то мы и двинули. По пути обнаружили пещеру и решили туда подняться, это была плохая идея, подъём очень крутой. Но кто решится, не пожалеет.

Объехали мы скалу и действительно, есть пологий заезд. Вершина плоская как яйла и ехать совсем не сложно. И вот мы на вкршине. А точнее на краю.


Вид на долину у Белой скалы. Крым


село Белая скала в Крыму


с.Белая скала


Вдоволь налюбовавшись красотами и нафоткавшись, мы выдвинулись в сторону второй запланированной достопримечательности. Навигатор там бесполезен, дорог он не знает, доверились интуиции. Благополучно спустились по северо-восточному склону и выехали на асфальт. Вот тут мы и дали маху, доверившись навигатору. Он нас повел не через Белогорск, а кратчайшим путем, через деревни. В одном месте была даже дорога из щебня. И вот мы снова на трассе Феодосия-Симферополь, выскочили по селом Богатое. Нам нужны Черемисовские водопады, держим путь на село Черемисовку.

Проезжаем Черемисовку и едем до Поворотного, а там спросите у местных, где водопады. Доезжаем до домика лесника и оставляем машину. Дальше пойдем пешком. Заходим в лес и идем по указателям. Прошли, реально, километра три, а по ощущениям все пять. До конца не дошли, побоялись к темноте не вернемся. Описать всё вокруг не хватит красок. Просто смотрите сами.



Черемисовские водопады. Крым


Черемисовские водопады в Крыму


Дитеныш крымской косули


Обратно мы шли усталые, но счастливые. В Богатом купили тандырной самсы и перекусили. Домой вернулись часов в семь вечера.

Вот такое путешествие у нас получилось.


На машине из Самары в Крым.

Июльское утро... Нет, не так. Дождливое июльское утро.

Наша группа автопутешественников, в составе меня и племянника, в четыре часа утра садится в машину и....

Едем на заправку, потому, что несознательные элементы не заправили машину вечером. Около пяти часов мы выезжаем из Самары по Южному мосту. Маршрут в навигаторе проложен до Саратова через Чапаевск, Пугачев, Балаково, Маркс, Энгельс.

Накануне всю ночь поливал дождь, дорога влажная, едем не спеша. Подъезжая к границе Самарской области, нас опять принял в свои объятия ливень. Вот и сбылись наши худшие опасения: и без того не высокая скорость упала до предела, впрочем как и видимость. Крадемся. А как ещё назвать поездку по разбитой дороге в дождь? Мимо мелькают придорожные мотели с припаркованными легковушками и фурами. И это не может не радовать, отсутствие последних существенно облегчает путь.

В районе Маркса начинаем подумывать о заправке. Смотрим на ценники газовых заправок и надеемся, что дальше станет дешевле, а зря. Цены только растут и наша дорогая заправка в Самаре уже совсем не кажется дорогой. Надежда умирает последней, а точнее, на мосту между Энгельсом и Саратовом. 


Трасса Р-226 Самара-Саратов


Да, да, именно там у нас кончился газ. Переключаемся на бензин и продолжаем движение через Саратов. Пробок нет и мы довольно быстро проскакиваем город.


Мост через Волгу из Энгельса в Саратов


В городе делаем остановку для отчета родителям и прокладывания дальнейшего маршрута. На выезде из Саратова, смирившись с ценами, ныряем на газовую заправку и заливаемся под горлышко топливом.

Выскакиваем на трассу Саратов - Волгоград, трафик заметно вырос, появилось много фур.

Отъехав от Саратова километров двадцать, решаем, что пора обедать. Находим небольшую площадку и сворачиваем на неё. Одиннадцать часов, солнце в зените, небо чистое, мы едем в Крым. О чём ещё можно мечтать?!

Основательно подкрепившись мы подкрепили и местных собак. Так как наши котлетки не доживут в жаре до ужина, мы решили их скормить собакам, а они, нужно отметить, и не возражали.


Выезд из Саратова в сторону Волгограда


И вот мы снова мчим в сторону Волгограда. Водители фур и сплошные линии очень огорчают, но куда деваться? Иногда они двигаются, а иной раз приходится выкручивать мотор для обгона, да и в подъёмах появляется вторая полоса. А местность там холмистая.

Трасса Р-228 Саратов - Волгоград


Худо-бедно, мы добрались до Волгограда к пяти вечера. Местами встречался ремонт дороги, но, в целом, ехать можно.

Въезжая в город, видим хвост пробки. Но у нас в телефоне есть Яндекс навигатор и он знает объезд. Промзона, курмыши, постройки, домики, поросячь тропы - и мы снова на нормальной дороге, но уже за пробкой!

Наш тайм-слот на паром утром следующего дня, а как хочется на Мамаев Курган попасть, как надоела постоянная спешка, опять мы не посмотрели Родину-Мать... О чём мы думали при заказе электронного билета?

Продолжаем путь к поселку Новый Рогачик, там переправимся на пароме через Волго-Донский канал и тем самым объедем вечерние пробки Волгограда.


Паромная переправа в Новом рогачике


Переправились быстро, очередей нет, едем дальше. Снова заправка до полного и в путь. В районе Котельниково ужин на обочине, погода портится, на горизонте сверкают зарницы, а нам туда. В Котельниково были часов в девять вечера, дождь поливает, тетки с табличками "Ночлег" вдоль дороги сидят и тишина... Дождь сопровождал нас до Сальска. Особо рассказывать нечего, ночь, дождь, темень, но хорошая дорога.

Примерно в час ночи мы были в Белой Глине, снова заправка, кофе, прогулка вокруг машины и в путь. Машину ведем по очереди, через каждые  300 км меняемся. Как хочется спать, уже почти сутки на ногах. Доезжаем до Тихорецка, там развилка и два пути: Кропоткин-Краснодар-Славянск-на-Кубани или Павловская-Тимашевск-Славянск-на-Кубани. Мы выбрали второй маршрут.

На М4 нашли съезд на обочину, где уже устроились на ночлег несколько машин и решили вздремнуть. Ага, размечтались... Нестихающий гул проезжающих машин, свет фар, да и сон как рукой сняло. Вообще в машине спать крайне неудобно, особенно с ростом под 190 см. Проворочавшись минут сорок, решаем продолжить путь, но не через Тимашевск, а через Краснодар. Пробок нет, пять утра. Спящий город Краснодар нам понравился - просторный, много воздуха.

Следующая остановка Славянск-на-Кубани, заправка, разминка, туалет. Далее Темрюк, Голубицкая с открывающимся видом на Азов и, вот он, отстойник в Ильиче.


Дорога Голубицкая - Пересыпь


К началу тайм-слота опоздали всего на час. Оформились, ждем, гуляя по территории, а гулять пришлось два часа, загораем. Нас выпускают с территории, пост ДПС, проверка документов и мы почти у цели. Перед Морвокзалом опять пробочка минут на сорок, досмотр машины, погрузка на паром и вот в 12 дня мы уже на всех парах мчимся в Керчь.


Паромная переправа. Порт Кавказ


Потолкавшись на пути от Порта до города, въезжаем в Керчь. Город встретил нас жарой и плохими дорогами.

Впрочем, дороги плохие не только в городе, до самой Феодосии дороги ужасные. В Береговом опять пробка на час и куча обочечников.

Выходим на Симферопольское шоссе и в с. Насыпное сворачиваем на Коктебель. Наш путь лежит в поселок Орджоникидзе, можно конечно и через Феодосию проехать, но так проще.

За селом Подгорное по указателю поворачиваем на Орджоникидзе и через шесть километров мы на месте. Итак, весь путь у нас занял 33 часа и 2000 км.

Думаю не дурно для Нивы.

Видео поездки


Путешествие по Крыму (Узун-Сырт) Коктебель и Солнечная Долина.

Прекрасное июльское утро. Я, племяш, сестра и доча отправляемся в очередное путешествие по Крыму. Собственно собирались мы в п. Солнечная Долина, а по ходу поездки немножко отклонились от маршрута. Но всё по порядку.


Выехали мы из п. Орджоникидзе достаточно поздно по местным меркам, около 10 утра.

Жара стоит неимоверная, асфальт на горизонте плывёт как мираж… Подъезжаем к селу Южное и вдруг разговор зашел о достопримечательностях округи и плавно перешел к "Звездопаду Воспоминаний". (Это правое крыло огромной подковообразной горы Клементьева). Выясняется, что никто ни разу не был там. Вернее, на хребте Горы мы были, а вот к полуротонде "Звездопад Воспоминаний" добираться не приходилось - далеко. Да и не всякая машина туда проедет. Поскольку Маргарита Анатольевна организует паломнические поездки, ей, как руководителю паломнической службы, стало любопытно. А и правда, плюс одна местная достопримечательность в нашу копилку.


Как говорит племяш, вы едете быстро, а мы везде.

На развилке трассы Феодосия - Коктебель поворачиваем направо, в сторону Феодосии и через 300 метров налево по указателю. Вот она Летная гора (Узун-Сырт, т.е. Длинная спина).


Хребет Узун-Сырт, или гора Клементьева, является естественной границей между степным Крымом и Крымом горным. На севере от хребта — почти ровная степь, а на юге — вершины гор. Хребет Узун-Сырт через небольшое понижение переходит в группу трех высоких холмов – Коклюк (345 метров), Орта-Оба и Сары-Кая (336 метров). Холм Коклюк нависает над селом Наниково величественными скалистыми столпами и каменными хаосами у их подножий. У схождения оврагов, что отделяют Коклюк от Орта-Обы и Сары-Кая, находится Сарыкаинский источник.


О многих возвышенностях в Крыму местное население сложило по легенде, а некоторые из них заслужили даже нескольких. Но самая молодая легенда относится к хребту Узун-Сырт, которая звучит примерно так:
"Однажды, в начале 20-х годов, поэт Максимилиан Волошин и знаменитый авиатор, внук художника И.К.Айвазовского, Константин Арцеулов, шли пешком из Коктебеля в Феодосию. Арцеулов gо дороге рассказывал поэту об авиации и о восходящих потоках, а потом предложил подняться на гору Узун-Сырт, которая была почти по пути.
Когда путешественники поднялись на гору дул легкий свежий южный ветер. Перед ними открылся вид живописной Коктебельской долины. Восхищенный Максимилиан Волошин начал декламировать стихи и в эмоциональном порыве бросил шляпу навстречу ветру. Но шляпа к их удивлению не упала, а замерла на месте, плавно поднялась вверх и, перелетев через головы путников, опустилась на землю. М. Волошин был в восторге, он сразу понял, что такое воздушные восходящие потоки, а Арцеулов, спустя некоторое время, привел на эту гору своих друзей и единомышленников — авиаторов с планерами".
Эта легенда с каждым новым пересказом обрастает новыми подробностями, но главное здесь соответствует истине: именно Константин Арцеулов открыл уникальные свойства горы Узун-Сырт.


Но нас интересует самая западная часть хребта, где расположена полуратонда "Звездопад Воспоминаний". Доезжаем до ангаров, поворачиваем налево и поднимаемся по склону наверх. Мы на месте. Описывать все красоты не буду, смотрите сами.



Звездопад воспоминаний. Крым

Вид на село Наниково. Крым

Коктебельская долина


Когда стояли наверху перед обрывами и каменными хаосами, видели внизу переплетение множества грунтовых дорог. Никто из нас не сомневался, что одна из них будет наша. Во-о-он та, например, что огибает гору Клементьева снизу и струится между холмов в сторону Отузской долины. Мы же гуляем, а почему бы и не по ней?!


И вот мы уже внизу! По большому счету, дорогой это направление назвать трудно. Есть места, где машина сильно кренится, в стекла бьют ветки шиповника, боярышника, кизила.

Кстати, чуть дальше, нас ждал приятный бонус, мы нашли родник. Прохладный, чистый, приправленный запахами разнотравья, он напоил нас своей водой, которую мы с удовольствием взяли с собой.



Возле родника встретили квадроциклистов, оставивших о себе на память облако пыли. Потом спустились еще ниже и подъехали к озеру.



Затем по грунтовке вдоль виноградников и… попали в Тоскану...


Крымские виноградари

Крымский ландшафт

Крымский пейзаж

Крымская Тоскана. Виноградники в Крыму


В итоге мы выехали на трассу Феодосия-Судак в районе п. Щебетовка. Видели бы вы глаза парня, который открывал нам шлагбаум.

- Вы кто такие и как сюда пробрались, ведь везде шлагбаумы?

- А мы с гор спустились, туристы мы!

Он окинул взглядом Ниву, покачал недоверчиво головой и со словами "тогда понятно", открыл нам проезд.
И вот мы уже мчимся на Судакский перевал. В Судак нам не нужно, сворачиваем налево в Солнечную Долину.



Винзавод Солнечная долина


Обычный крымский поселок, тихий, уютный, со своими тихими радостями. По ощущениям, здесь призадержались 80-е годы.

Моря нет, до него ещё ехать километров 5. Зато есть фирменный магазин винзавода, куда мы и причалили. Коробка разного вина на всех, что же, не плохо… Особенно советую обратить внимание на выдержанное красное сухое вино "Меганом" - это визитная карточка завода. И, хотя, его имя "Солнечная Долина" не раскручено, как "Массандра" или "Новый Свет", но, благодаря уникальным природным данным местности, подземным тоннелям, вина здесь делают отменные! Есть дешевые, но очень достойные, а есть и не дешевые...

Тот самый 16-летний "Меганом" стоит, к примеру, 650 руб...


В одном из винных магазинов Феодосии, где мы искали "Меганом", нам ответили, что совхоз-завод "Солнечная Долина" закрыт, винотеку передали "Массандре", вино не делают, все умерли...

Это было странно и мало похоже на правду. Крым славен своими виноградниками, винсовхозами, продукцией, винодельческими традициями, заложенными древними греками и подхваченные и усовершенствованные Голициным, Воронцовым и далее... Даже в самые застойные и трудные времена винсовхозы выживали. А теперь, когда пришла пора возрождения, закрывается один из лучших заводов? Врут, наглые тетки - было понятно сразу.


Так вот, заявляю с полной ответственностью, завод не только не закрыт, а развивается, в него вкладываются большие средства, уникальные подвалы и тоннели ежегодно заполняются бутылками с новым урожаем. В общем, все у них замечательно. Мы порадовались.


Теперь можно и к морю. Поселок Прибрежное еще более дикий, но зато есть свои прелести нетронутые цивилизацией. Ах да, там большой автокемпинг, кому нужно - велком!

Пообедав в столовой (по ходу движения слева), мы пошли на пляж. Был небольшой накат, но вода - парное молоко 26-27 градусов. И, наконец-то, мы увидели наш Орджоникидзе с мыса Меганом, с того места где горят в ночи последние, виднеющиеся огоньки.

Опять же, я, в отличии от сестры, здесь в первый раз, а ведь вырос в 30 км отсюда.


Обратная дорога, Щебетовка, Коктебель, Орджо, мы дома. Вот такое небольшое, и все-таки большое, путешествие у нас получилось.

Знаю точно, вспоминая родной Крым, я еще не раз перенесусь мысленно на Узун-Сырт, через который медленно, как расплавленый мармелад, перекатываются потоки нагретого воздуха, буду стоять у белых колон и смотреть на отроги Кара-Дага, дышать, мечтать, смотреть на безбрежную зелень виноградников, ощущать вкус родниковой воды и кислых ягод ежевики, которую мы собирали в горсти возле родника и рваться обратно в объятия родного, величественного восточного Крыма.

Путешествие по Крыму (Тепе-Оба) Феодосия.

Шел второй или третий день нашего прибывания в Крыму. Я, доча и племяш купались в Двуякорной бухте и любовались окрестными пейзажами.
-Пора домой, мы ещё очень светленькие для долгого пребывания на солнце. --Да пора, согласились все. -А куда ведет вон та грунтовая дорога? -Не знаю, давай проверим?!
А вела она к конной базе "Сверкающие седла".
-А дальше что? -А дальше она ведет в гору, по ней водят конные прогулки. -А Нивас туда заедет? -Думаю да! -А давай проверим? -А давай! Блокировка, понижайка и мы уже карабкаемся вверх. Почти вершина и есть где остановиться. Виды, я вам скажу…



Поднялись мы, значит, на вершину и тут я вспоминаю, что прожив там 19 лет ни разу не был на маяке. Сказано, сделано, мы за любой кипишь, а обед не скоро. Спустились на "Карантин", взяли "языка" в виде местного дядьки . Допросили с пристрастием, вежливо спросили направление и вуаля, мы на месте.






Вдоволь нагулявшись в окрестностях, мы благополучно спустились в Феодосию и поехали в сторону дома, но уже по дороге. Приехали домой уставшие и счастливые, с полными штанами впечатлений и экстрима. На этом наша первая вылазка в Крымское предгорье завершилась. А были и ещё, но это уже другая история… Координаты маяка 45.012516, 35.422504 примерные координаты первой остановки на горе 45.003690, 35.364828

Престольный праздник в с.Чернополье или как греки, выручили русских.

2016 год объявлен годом Греции в России.


3 июня 2015 года. Мы едем, в запланированную экскурсию в рамках паломнического тура, на престольный праздник в честь святых равноапостольных Константина и Елены в крымское село Чернополье, бывшее название которого - Карачоль.

Отъезжаем от храма в п.Орджоникидзе. Буквально за несколько минут до отъезда, матушка Галина просит меня стать гидом на время этой поездки. - Матушка, я не готовилась. Как я могу? - Расскажите, что знаете. Вы же руководитель паломнической службы возите паломников и знаете святые места Крыма, совершали паломничество не раз. Будет не сложнее ваших поездок и дает мне небольшой лист бумаги. – Вот, возьмите. Я напечатала кое-что о Чернополье.

Вот так, совершенно неожиданно, я становлюсь экскурсоводом для 17 паломников. И я очень рада, что могу послужить им и быть полезной ближайшие полтора часа. И мне очень страшно, потому, что всегда, накануне поездок я готовлюсь, читаю, вспоминаю, планирую экскурсию. Всегда стараюсь провести ее на высочайшем уровне. Как все пройдет без подготовки?

Чернополье расположено прямо у трассы Симферополь – Феодосия. Десятки раз мой путь лежал через это село, а я и не подозревала о его истории, о людях, основавших его и ныне живущих, о святой криничке у самой дороги, о чудесном беленьком храме в цветах.


Мы проезжаем город Старый Крым. Я очень люблю его за ласковую тишину, уют и нетронутость. Трудно даже вообразить себе, что когда-то он был столицей крымского ханства, что через него проходил знаменитый шелковый путь, что на каждой улочке были кофейни и что путник, выйдя из ворот города на утренней зорьке, возвращался сюда же лишь на закате, обойдя город вокруг.

В Старом Крыму есть музей А.С. Грина и музей К.Г. Паустовского. В окрестностях города много родников и один из них, в честь св. вмч. Пантелиймона – святой, он особо почитаем не только христианами, но и мусульманами.



На городском кладбище могилы Грина, Каплера, Друниной.

В городе находится знаменитый легочный санаторий, в котором академик Н.М. Амосов долгие годы практиковал, проводил сложнейшие операции на легких, внедрял новые методы пневмокатаральной хирургии. И сам когда-то излечился здесь от туберкулеза, благодаря уходу, травяным ваннам и потрясающему воздуху.

Воздух в этих местах уникальный. Море находится всего в 30 км, вокруг лес, горы, а за ними, совсем рядом уже степной Крым. Внутренняя гряда крымских гор, через которую мы проезжаем, хоть и не так живописна, как Главная, расположенная у самого моря, но нравится мне гораздо больше хорошей плодородной землей в долинах, родниками, виноградниками, климатом и, я уже упоминала, воздушным коктейлем. Едем дальше, проезжая небольшие села, основанные переселенцами и отставными солдатами после присоединения Крыма к России в период царствования Екатерины II.



Грушевка, Тополевка, Изюмовка – ну разве не красивые, родные и уютные названия?

Скоро и цель нашего путешествия – село Чернополье, основанное фракийскими греками.

В 1828 – 1829 годах Россия поддержала стремление Греции стать независимой и вступила в войну с Османской империей. Отряд русских солдат заблудился в горах в сильную метель и был обречен на гибель, если бы не жители села Корфо-Колимбо, которые приютили , накормили и укрывали солдат, пережидая опасность. Наши ребята были спасены, соединились с армией и благодарный генерал-фельдмаршал Дибич-Забалканский пригласил спасителей-греков в Россию, прекрасно понимая, что кровожадные турки не пощадят христиан, которые помогли их врагам. Их не остановит то, что в 1830 году был подписан мирный договор между Россией и Турцией. Северо-восточная часть Фракии, где скрывались в горах русские солдаты, не была освобождена и осталась под властью Турции.


Опасаясь расправы турецких властей, 40 семей приняли предложение И.И. Дибича искать пристанища в России, написали прошение императору и, получив разрешение, отбыли в Крым на парусном судне. В 1830 году первая часть греков прибыла морем в Феодосию, где им было предложено занимать земли, оставленные татарами, уехавшими в Турцию после присоединения Крыма к России.

Конечно, после солнечной и пышной Фракии степные, соленые, феодосийские степи показались грекам негостеприимными, но они думали не о своем удобстве, а о процветании всего края, обезлюдевшего после выхода христиан в Приазовье и исхода татар в Турцию. Им было предложено занимать любые земли на побережье, но они выбрали район Старого Крыма, куда перенесли свой образ жизни, веру, умение возделывать землю. Но через 30 лет они, помолившись, греки снова снимаются с места, берут свои святыни, иконы и двигаются по тракту в сторону Симферополя.

По преданию, после усиленной соборной молитвы, святой Константин указал им место у святой криницы, с особенно вкусной и свежей водой. Источник называют Ай-Асма, Ай-Язма, Агиасма – святая вода. В настоящее время он освящен в честь святых равноаполстольных царя Константина и царицы Елены.

А тогда, среди серой, мергелистой, степной земли, в этом месте находился большой участок чернозема. Поэтому село первоначально называлось Карачоль. Кара – черная, чоль – земля. Хозяин этой чудо-земли, бывший военнослужащий по фамилии Греков, жил в Севастополе, держа ее, как запасной капитал. Вновь прибывшие поговорили с ним, расспросили о фамилии, поискали общие корни, скорее всего, что нашли. Место так понравилось грекам, что они непременно захотели купить часть земель вскладчину, что и было сделано после переговоров. Переселенцы привезли с милой Родины чудотворную икону покровителей Корфо-Колимбо, святых Константина и Елены.



И, хотя храм сразу не был построен, молитва никогда не прерывалась.

У греков есть простое и строгое правило – пока не построишь дом Божий, не строй дом себе. Это правило ни в Греции, ни на чужбине никто и никогда не нарушает. До 1913 года, пока не была построена каменная церковь, фракийцы жили в домах – землянках. 3 июня 1913 года на праздник своих любимых святых, храм был освящен в честь св. равноапостольных . Константина и Елены. Этот день всегда торжественно отмечался в селе до закрытия храма в 1930 году. После депортации греков в 1944 году на Урал традиция была прервана и вновь возродилась, когда оставшимся в живых, было разрешено вернуться в 1968 году. Сам храм был возвращен грекам в 1992 году.

Когда я думаю о том, как в июньскую ночь в село приехали крытые машины, как сгоняли в них, ничего не объясняя, мужчин, женщин, стариков и детей, как везли в теплушках впроголодь и высаживали этот южный народ в суровом Пермском краю, как наутро кричали недоенные коровы и голодный скот в опустевшем селе, как каждый из них задавал вопрос: «За что?» и не находил ответа, я не могу сдержать слез.

Они вернулись, выжили, восстановили свою общину, занялись сельским хозяйством. Трудолюбивые и веселые, крепкие в вере, открытые для прощения и добра. Они талантливые художники, музыканты, строители, агрономы. Этот народ умеет жить красиво, достойно, создавая достаток везде, куда пошлет Господь. На полуострове утверждают, что самое вкусное и ароматное вино в Крыму производят греки-фракийцы из Чернополья, потому что здесь сохранены редкие сорта крымского винограда и старые классические технологии крымского виноделия.

К этим людям мы ехали в гости, желая просто увидеть, как живут и молятся наши братья греки.

Вечером, накануне поездки я посмотрела в интернете сайт греческого общества села Карачоль и увидела там фотографию Ирины Константиновны Зековой – председателя греческого национального общества. Увидела и запомнила лицо этой пожилой гречанки. Прочла интервью с ней и прониклась глубоким уважением к этой мудрой и красивой женщине.



До начала службы у нашей группы было время, и я решила пройти по близлежащим улочкам и посмотреть окрестности. Меня удивило, что все местные жители, которые встречались мне на пути, приветливо улыбались, кланялись и поздравляли с праздником.

Мы, живущие в больших городах, отвыкли от таких приветствий, от искренних радостных глаз встречных людей, от ощущения братства, которое совершенно не демонстративно показывали нам в тот день сельчане.

В матушкином листочке было совсем мало информации, но там особое внимание уделялось тому, что на престольном празднике рады любым гостям, званым и незваным. На открытом огне в огромных котлах варится еда, которой стараются угостить всех. И чем больше людей будет накормлено, тем обильнее будет награда от Господа в виде урожая, достатка и счастья в семье.

В настоящее время в селе 40 греческих подворий, две тысячи жителей и каждый десятый из них – фракиец. Здесь так же живут русские, украинцы, татары. Община сумела сохранить свой язык, традиции, обряды, кухню, праздники, песни, танцы, костюмы. Здесь создан единственный в мире этнографический музей греков-фракийцев. Сохранился маленький домик первых переселенцев, которому более 200 лет. И все это живое, трепещущее, трогательное.

На службе было очень много людей. Подъезжали машины и автобусы, приехали телевизионщики. Заходили мужчины и женщины в национальных костюмах. Да и без костюмов можно было без труда выделить среди богомольцев греков. Все радостные, нарядные, черноглазые, с красивой посадкой головы, открытыми и щедрыми улыбками. И что я отметила особо – это богатые головные платки и шарфы на женщинах.

Когда подошло время петь «Отче наш», возникло некоторое движение впереди и вдруг, слажено и напевно зазвучал греческий язык. Встав полукругом вдоль всей солеи, греки запели молитву на родном языке. Над головами плыло: « Патер имон онтис уранис… »

Замерев и не дыша, мы внимали древнему языку, смотрели на озаренные солнечным светом сияющие лица, на горящие свечи и на иконы, украшенные цветами и полотенцами с подзорами, на алтарь и духовенство и в этот миг мне вспомнились слова послов, вернувшихся из Царьграда в Киев и рассказавших о Богослужении в Софийском соборе: «И не знали – на небе или на земле мы, ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой, и не знаем, как сказать об этом, знаем только, что пребывает там Бог с людьми. »

После Литургии, по установившейся традиции, духовенство, прихожане и гости идут крестным ходом на святой источник – тот самый, который привлек и оставил в этих местах первых поселенцев. Там совершается молебен и освящаются воды в источнике.



А в это время вокруг храма обводят огромного барана и ведут его на поляну возле родника, где уже накрывают столы, разжигают костры, готовят еду, где сооружена большая эстрада для концерта, идет подготовка к празднику, который продлится два дня.



К сожалению, нас не предупредили о том, что у каждой общины или прихода должны быть свои места. Нужно было заранее созвониться и заявить о своем участии в общей трапезе, привезти продукты, своих поваров, назначить ответственных за столы.

Мы стояли среди всей этой суматохи голодные и неприкаянные и не знали, к кому нам обратиться, да и стоит ли? Может быть уехать? Но ведь в матушкиной записке было написано, что карачольцы почитают за честь накормить алчущих. Для кого же готовят того самого жирненького барашка? Может быть, для таких, как мы? Взоры всех моих паломников были обращены на меня. Мне предстояло идти и просить еды. И, хотя я никогда не относила себя к робкому десятку, здесь спасовала. Ну как я подойду к поварам и скажу, дайте? И не одну порцию, а на 17 ртов? Но люди хотят кушать, надо идти. И я двинулась на негнущихся ногах в сторону благоухающих и булькающих котлов.

Вдруг я увидела Ирину Константиновну Зекову. Она отдавала распоряжения, хлопотала, переходя от одной группы гостей к другой.

« Господи! Благодарю тебя, что вразумил мня вчера найти сайт села и увидеть фотографию этой женщины! Помоги! » Я приблизилась к ней и сказала:

- Ирина Константиновна, с праздником! Мы приехали из Орджоникидзе к вам на службу. Нас 17 человек. Мы ничего не знали о трапезе и мы голодны.

Она внимательно посмотрела на меня, затем взяла за руку, подвела к двум кипящим котлам, откуда барашек передавал дивный привет под видом шурпы и плова и сказала поварам:

- Это наши гости. Их 17 человек. Накормить!

Потом повернулась ко мне:

- У вас есть посуда?

- Да нет, же! Мы в первый раз и ничего не знали! Взяв меня за руку во второй раз, она подвела меня к мужчине и сказала ему:

- Ты мне веришь? Дай под мою ответственность этой женщине кастрюлю для шурпы. Она накормит своих людей и вернет ее тебе. - Запомнили? Садитесь сюда - она указала рукой на один из столов и ушла.

Я повернулась лицом к своей группе. Они все поняли без слов и стояли радостно улыбаясь. Усадив их на отведенные места, я вернулась к шурпе, встала в очередь с кастрюлькой в руках и, глотая дым костра, ликовала и благодарила Бога за Его милость к нам и за заботу и внимание, оказанное нам Ириной Николаевной. Низкий ей поклон!

Когда мы кушали, к нашему столу подошел молодой паренек и поставил перед нами несколько бутылок крымского вина и минеральную воду, добавив при этом, что это подарок от главы Белогорского района. Недавно мы стояли никому не нужные и не знали, где голову преклонить, а теперь осыпаны милостями. Слава Богу за все!

Домой мы возвращались обласканные, очень довольные всем пережитым и наш водитель Александр решил нам сделать еще один подарок – завез в один из стариннейших крымских храмов в селе Грушевка в честь иконы Божьей Матери «Знамение».

Но это – уже совсем другая история.


Где отдохнуть в Крыму.

Я не поленилась и побывала на многих форумах, где обсуждаются отдых в Крыму и курорты Крыма. Крым стал более привлекательным, это правда. Причин много, но мне более всего симпатична та, которая объясняет интерес к Крыму именно солидарностью и поддержкой россиян материка к соотечественникам полуострова.

Практически всегда люди спрашивают, как найти место в Крыму, где было бы чистое море, песчаные пляжи и красивая природа, где снять жилье в Крыму? И очень часто я читаю в ответах, что такого места нет. Если песок, то это район Керчи или Евпатории, а там горы отсутствуют, кругом равнины и унылые пейзажи. Если же вокруг горы, то пляжи галечные или того хуже, покрытые крупными валунами.

Это не так. Есть, есть такое место под Феодосией, название которой переводится, как «Богом данная»!

Но прежде, чем я назову его, чтобы всем вам стало понятно, почему оно появилось и почему о нем знают немногие, давайте поговорим о Крыме с точки зрения географии. Не пугайтесь, это важная и полезная информация.

Представьте себе мысленно Крымский полуостров. Представили?



Многие сравнивают его с кистью винограда или с чайкой, расправившей свои крылья над Черным морем, или с орденом на теле Земли. Как бы там ни было, теперь мысленно нарисуйте на полуострове три складки, которые пролегли с юго-запада на северо-восток и, как бы, разделили его на равнинную и горную части.

Первая из складок самая высокая ( около 1500 м ) и расположена она ближе всего к морю. Это Главная Крымская Гряда, протянувшаяся от Балаклавы до Феодосии и защищающая с севера все прибрежные поселения от холодных ветров.

Феодосия находится как раз на стыке равнинного и горного Крыма. Это прекрасный, старинный, южный город, одним из главных богатств которого, является большая лукообразная бухта, издавна привлекающая сюда мореплавателей.



Если в ясную погоду постоять на ее берегу, слева можно увидеть ее пологое окончание и населенные пункты – Береговое, Приморский. Там степи, соляные и грязевые озера, равнина, много песчаных пляжей.

Если же повернуть голову вправо, то здесь бухту замыкают небольшие отроги Тепе-Оба, заканчивающиеся мысом святого Илии.

Прекрасно, слева равнина, а справа уже горы! А что за ними?

По словам Вальтера Скотта, самые восхитительные места на земле те, где равнина постепенно переходит в возвышенности.

За мысом святого Илии вы увидите цепь невысоких гор, которые так любил изображать в своих стихах и акварелях Максимилиан Волошин. Это древняя и прекрасная Киммерия.




Между мысом святого Илии и следующим горным выступом в море мысом Киик – Атлама лежит Двуякорная бухта. Если проделать этот путь морем, то, уверяю вас, впечатлениям не будет конца.



А те, кто пересечет хребет Тепе-Оба на машине, непременно остановится на одной из смотровых площадок, чтобы насладиться видами. Горы, море, холмы, долины, опять море, с другой стороны мыса и далее громада Кара-Дага – всегда сияющего и переливающегося всеми оттенками синего. И у его подножия знаменитый Коктебель, средоточие поэтов, художников, музыкантов и бомонда двух столиц. Для тех, кто не знает, сообщу, что Коктебель на тюркском звучит, как Гек Тебе Иль и переводится, как Страна Голубых Вершин.



Какое точное и емкое название! Между Киик-Атламой, далеко выдвинувшемуся в море, и Кара-Дагом лежит чаша Коктебельского залива. Залив довольно глубоко врезается в сушу, защищен по краям горами и на его берегу расположены всего два населенных пункта: Коктебель и Орджоникидзе.

О Коктебеле много написано и сказано, о нем можно говорить бесконечно. Безусловно, он самобытен, уникален и сказочен. Более того, бывалые уверяют, что перевалив за отроги Кара-Дага, ощущение сказки и заповедного мира пропадает. Да, там тоже красиво, но все не то и не так! Мир, особый и небывалый, чудесный, искрящийся, обособленный и заповедный мир, вобравший в себя весь Коктебельский залив от Киик-Атламы до Кара-Дага, заканчивается. И тут ничего не поделаешь, это факт.



Кара-Даг – это потухший вулкан. Это сундук с сокровищами. Это самая красивая цепь гор в Главной Крымской Гряде, а, может быть, и во всем мире! Это тайна, загадка, это первая и последняя любовь – все зависит от того, в каком возрасте вы увидели его в первый раз.

Так вот, хотя Коктебель воспет и любим многими, я обращаю ваше внимание на Орджоникидзе. Вы окажетесь в единственном месте Крыма, где ЕЩЕ сохранились песчаные пляжи равнинного Крыма, (не забыли, что совсем рядом Феодосия? Всего каких-то 10 км!), и УЖЕ начинается (или заканчивается, смотря с какой стороны смотреть), Главная Крымская Гряда.

Вот именно об этом месте я и хотела вам рассказать. Хотя, чего уж там! Надо приезжать и увидеть все своими глазами.

Справедливости ради нужно отметить, что и мелко галечные и крупно галечные пляжи в окрестностях Орджо тоже имеются. Но в самом поселке, окультуренные и чистые, с лежаками, детскими аттракционами, именно песчаные.

Поселок находится в небольшой долине среди гор, которые держат его в своих ладонях. Поэтому, где бы вы не жили в поселке, к морю идти не более 10 минут, а может и меньше.



Он настолько самодостаточен, что из него можно не выезжать совсем и провести весь отпуск, лазая по окрестным горам и холмам, устроить себе поход по берегу залива до самого Коктебеля, пройти знаменитую Тихую бухту и много-много маленьких бухточек, которые местные называют мысами: «первый мыс, второй» и т.д. до «седьмого».


Можно останавливаться по пути и с упоением заняться глинотерапией, ведь открытые выходы голубой глины будут вас сопровождать на всем пути.



Можно нанять местных рыбаков и ходить с ними на рыбалку за ставридкой или барабулькой. Можно взять на прокат акваланги и исследовать окрестные бухты, а там есть, что посмотреть, можете мне поверить! И еще можно, если вы такой неугомонный путешественник, покупать на набережной у местных турагентов экскурсии по Крыму и исколесить его вдоль и поперек. НО…


Но возвращаться нужно всегда под особенное небо Коктебельского залива. Именно в то место, о котором так часто спрашивают люди, желающие снять жилье в Крыму и найти несовместимое: горы и песок, тишину и покой, красоту и уникальность, теплое, чистое, не цветущее море без бурь и холодных течений. И чтобы было там уютно и по-домашнему благодатно, чтобы фруктов вволю и чтобы забыть о шумных гремящих городах, о заботах, о серых буднях. Чтобы вдыхать и пить морской воздух, настоянный на горьких горных травах и соленых бризах. И чтобы потом, зимой, тосковать и рваться обратно.


Полноте, есть ли такое место? Теперь вы точно знаете, что есть. Знаете, где можно чудесно отдохнуть в Крыму с семьей, с детьми, с друзьями и в одиночку.

Это место - Орджоникидзе.


С уважением ко всем гостям поселка Орджоникидзе, к новым и старым друзьям

Маргарита Драгина.


  • 1
  • 2